Нелепая улыбочка - с таким видом я пишу пост.
всего написано постов:
24023
всего выпито литров:
49785,4
12,5
11,5
0,0

23 Jump Street

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 23 Jump Street » PARTNERSHIP » GLASS DROP [crossover]


GLASS DROP [crossover]

Сообщений 31 страница 32 из 32

31

харли в поиске:

— dc comics —
http://sh.uploads.ru/q9hBb.png

joker [джокер]
самый переоцененный злодей готэма

подумаешь убить человека
душевные выделения в чайной лужице
несколько писателей понимающих основные принципы
неотвратимая бабочка в дыре стопроцентной архитектуры
как намек на необязательность дальнейшего человеческого


Сначала была боль — заполняла её изнутри, как огромный красный воздушный шар. Харли всегда носила его с собой — не могла улыбаться, не могла дышать. Никто ничего не замечал, никто, кроме Джокера — однажды он протянул ей руку и шарик лопнул (на тыльной стороне ладони — канцелярская кнопка, давно она так не смеялась). Клочья резины до сих пор свисают изо рта клубничной жвачкой — Харли наматывает её на кончик пальца: сначала была боль (тоска, одиночество, называйте как хочется — толкались разноцветными воздушными шариками в потолок её комнаты) — потом пустота.
Потом Джокер её заполнил — теперь она улыбается. Джокер пускает ей в лицо мыльные пузыри и держит за руку — Харли смотрит влюбленно.
(он тоже, правда?)

Сначала была боль — потом боли стало гораздо больше, но Харли её уже не узнавала. Джокер вырезал это слово из словаря и заменил на другое — весёлое: светил фонариком через пропасть и выключал его, когда Харли оказывалась на половине дороги, стрелял ей в голову, выбрасывал из окна. Было смешно — она склеивала обломки жвачкой и возвращалась: сначала была боль — сначала не было ничего, она ничего из себя не представляла.
Потом появился Джокер и заполнил её изнутри как огромный красный воздушный шар. На тыльной стороне ладони — канцелярская кнопка, внутри шарика — веселящий газ: у Харли в одной руке молот, в другой — ствол (она выстрелит ради него в кого угодно, если понадобится — даже в себя).


Предсказуемые телодвижения так уж и быть меня-животного
Переосмысленная архитектура в глазу стопроцентной бабочки
? О КАКОМ ПРЕСТУПЛЕНИИ ВЫ ГОВОРИТЕ ?


Только Джокер знает, что у неё внутри, какая она настоящая — Харли осознаёт это особенно чётко, когда остаётся одна. Когда на плечи не ложатся пальцы Памелы (ты сможешь это сделать — сама), когда рядом нет никого — даже чучела старого, ворчливого бобра. Тогда пустота говорит — зелёные шарики висят над потолком, тянутся к её рукам лентами: ты глупая, ничтожная, жалкая — ты ведь это и сама знаешь, да? Старая шутка: клоун распарывает ей живот, вытаскивает всё живое, заполняет пустоту карамельным попкорном, иголками и орешками в шоколаде. Все смеются. Харли тоже смеётся: засунешь руку в себя — даже от попкорна ничего не осталось, только пережаренные твёрдые шарики и мыльная пена.

Харли уходит, но этого недостаточно — кое-что внутри остаётся: смех, пара случайных выстрелов в голову, обрывки сахарной ваты. Харли уходит, но продолжает смотреть на себя его взглядом — канцелярская кнопка остаётся в сердце и застревает там навсегда. Когда она просыпается, особенно сильно хочется снова взять за нож, посмотреть, что же внутри у воздушных шариков, посмотреть, что внутри у Памелы, у Готэма,
найти Джокера и разрезать на маленькие кусочки
это должно помочь
(иногда Харли делает это во сне — не помогает)


дополнительно:

с тебя фант, пирожок!

концепции отношений из «отряда самоубийц» сразу нет (давайте попробуем как-нибудь обойтись без романтизации абьюзивных отношений, возможно нам понравится). вариацию джокера из «темного рыцаря» тоже видеть бы не хотелось: у нолана там своя история, а оригинальная мне милее (хита леджера уважаю).
буду очень рада, если вам будет интересно психологически прорабатывать образ, потому что мы все заебались от трафаретного трикстера и хотели бы посмотреть на развитие персонажа. давайте двигаться в сторону «убийственной шутки» как минимум (или её вариаций). буду рада попробовать с вами различные ау — от версии джокера в «белом рыцаре» (если не читали, то попробуйте: во-первых, это красиво) до интерпретации филлипса и феникса.
в абсолютно одностороннюю привязку со стороны харли не верю (вброшу пару фреймов, чтобы сделать вид, будто это не голословное утверждение: [1], [2]), в целом же жестких требований к вашему видению отношений нет, все обсуждаемо, хоть панчлайн вместе с собой тащите.

жду, заранее люблю и очень надеюсь на схожий образ мыслей! если захотите прийти ко мне и играть со мной, выйдите, пожалуйста, на связь в гостевой — обменяемся примерами текстов.

пример игры;

[indent]  [indent]  [indent] буду резать
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] буду
[indent]  [indent] бить

липкая ниточка гнева свисает с солнышка вниз — внутри у хлопушки подарки и леденцы, просто потяни и возьми (потяни и возьми). клоун взрывает её — в метро раздаётся три выстрела, у харли в волосах застревают разноцветные конфетти. она приносит их на работу, счастливо улыбаясь охранникам при досмотре (в готэме что-то тревожно звенит).

зрачки вытягиваются, превращаются в длинные острые спицы. пушка спит — харли отогревает её в ладонях: подожди, подожди, осталось недолго. старый подарок, она не вспоминала о нём давно: защищать себя в готэме — глупо, тело давно распродано и заложено. умрёшь — кредиторы отдадут по кусочку скорбящей маме и младшим братьям: похорон не будет, но каждому достанется тарелка с бульоном и немного пирога с мясом.

харли больше не чувствует себя жертвой — у томаса уэйна, например, много охранников и есть, что терять, вот он пусть и защищается; харли рисует на лице клоунскую гримасу и выходит на площадь — они все разноцветные, в волосах конфетти. сверху, наверное, напоминают лужу с бензином.
нужна только искра, чтобы она вспыхнула

(мы все — клоуны)

только искра
[indent]  [indent]  [indent] буду резать буду

они все увидели его в шоу мюррея, а харли — гораздо раньше. лежала без света в комнате, а темнота сыпалась на пол маленькими красными шариками. он приходил и брал её за руку — пахло бенгальскими огнями, цирком и полосатыми карамельными палочками, — помогал прижать ствол к виску. из дула в ухо заползла маленькая жёлтая пчелка — рассказывала ей обо всем, осталась внутри, когда ночь закончилась, и шептала
[indent] (буду резать)

харли заговорщически улыбалась детям, родители уводили их за руку
[indent] (буду бить)

сны приходили яркие — красные. красный — это он, харли ещё тогда это поняла. так и называла его, пока джокер не заговорил, не назвал себя сам. он ведь узнал её, там, когда стоял на капоте автомобиля — улыбался ей красным. харли была особенной — он выбрал её из всех остальных.
(никто раньше не обращал на неё внимание)

— вы помните меня, мистер джей?

они зовут его артуром, но харли — другая. меняет таблетки на аскорбинки, немного ослабляет ремни, привязывающие его к кровати. врачи говорят, что он сумасшедший, но харли знает — нет никого лучше её мистера джея, они ошибаются.
даже сейчас он не забывает про харли. делает ей подарки.

— спасибо, — она наклоняется низко-низко, — спасибо, что убили её.

она была злющая-злющая, плохая-плохая. смотрела на харли и видела мусор, а сама взяла и превратилась в лужицу красного. брызги ещё остались, спрятались в плиточных швах — харли иногда находит ржавое пятнышко и улыбается. берёт его на палец, как божью коровку, и приносит домой — оно перезимует и вырастет большим-большим, небо в готэме станет красным в чёрную крапинку. солнце сморщится, как перезрелое яблоко и упадёт — солнце было одно, для тех, кто мог вытряхнуть из глаз пуд угольной пыли. теперь будет много солнц, по одному для каждого, кто нуждается: они назовут их коктейлями молотова, на улицах станет светло-светло, мистер джей подарит ей красный воздушный шарик.

— вы сбежите отсюда, я обещаю.

он улыбается. божья коровка переползает с её пальца на спинку больничной кровати.

[indent]  [indent]  [indent]  [indent] буду
[indent]  [indent] буду [indent]  [indent]  [indent]  буду

они сомневаются в нём. хотят увидеть, поговорить, услышать — жалкое, раздражающее нытьё: одному, чтобы заткнуть, харли стреляет в лицо, другие расползаются по углам. голоса на время становятся тише, но это — как с мышью, которая заводится у вас в доме: вы не видите её, но находите помёт, разбитые банки с крупой, перегрызенные провода — знаете, что она смеётся над вами сидя в подвале.
харли ловит мышей — вытаскивает за хвосты из-под пола:

— что вы сделали ради него?

вместо того, чтобы выпустить на улицу, отгрызает им головы. мышки — вкусные: пойдут в мамин пирог,
братья будут довольны.

джокер доверяет ей. только ей. он молчит, но харли знает, поэтому никого к нему не пускает, сама приносит еду и лекарства. если он спит, когда харли заходит, она целует его в висок и аккуратно набрасывает одеяло. у них особая связь, крепче, чем у кого-либо, но харли тревожится — почему он молчит?
может, он ждёт от неё чего-то? может, она его разочаровала?

— что вы сделали ради него?

ответ приходит не сразу. 

бить  бить      бить

харли прижимается к джокеру со спины — божья коровка переползает на него с её пальцев. харли теперь тоже — красная в чёрную крапинку: подбирает шутку, которую он однажды оборонил, и делает из неё костюм арлекина.

(хоть бы хоть бы ему понравилось)

— мы убили его, мистер джей, — она упирается лбом ему между лопаток. — даниэла дикерсона. убили.
харли думала, что будет страшно, но было весело — смех изгибался в ладони лезвием, злоба дрожала на самом кончике. кандидат в мэры — такой же, как томас уэйн: нечестно, нечестно, что одного убили, а другого оставили.
— они получат послание, — она хихикает. — от вас. от джокера. он теперь улыбается.

(улыбкой глазко — так, кажется, она называется)

— они все теперь улыбаются, — харли обнимает его чуть крепче. — вы этого и хотели, правда?

0

32

карла в поиске:

— marvel —
https://forumstatic.ru/files/0019/e7/0f/45513.jpg
прототип: whatever;

norman osborn [норман озборн]
человек улучшенный, хаос (почти) упорядоченный, гоблин, (железный) патриот
будущий президент соединённых штатов (мы вам поможем)

|
|
|
|

YOU SAY YOU ARE HOLY, AND THAT
BECAUSE I HAVE NOT SEEN YOU SIN.
AYE, BUT THERE ARE THOSE
WHO SEE YOU SIN, MY FRIEND.

Когда Норману нужно, он пропускает приём таблеток: концентрация нейролептиков в организме понижается, в голове Озборна — хлопушки, голова Нормана — шрапнель, начинённая тыквенными семенами. Заденешь такую — взорвёшься и намотаешь свои кишки на средний палец; Озборн улыбнётся и пойдёт дальше.
Норман — запланированное безумие. Менеджер среднего звена с хаосом не справляется, менеджер уровня Нормана Озборна знает, что сумасшествие неизбежно, и лучше своё, родное, понятное и близкое — такое выпускают на врагов Америки, таким приманивают больных зверей, чтобы посадить их в клетки, такое награждают новыми медалями и должностями. Рано или поздно воцарившееся безумие в Соединённых Штатах будет в твоих руках, Норман (мы очень ждём этого момента). Оно и сейчас у тебя, просто знают об этом не все (но мы-то знаем).
Ты хочешь продуктивности, хочешь подчинения, хочешь налаженных механизмов и понятных схем, не боишься залить Америку кровью — именно такие люди и нужны Штатам. Пока другие морщат носы и вычисляют моральные ориентиры, Норман Озборн добивается результата; пока другие отворачиваются от безумия и закрывают глаза, Норман Озборн смотрит безумию в лицо, выращивает ядовитые цветы на своём заднем дворе и запивает психоделики и диссоциативы стаканом морковного сока,
(стебель сельдерея)
У безумия, конечно, глаза Америки.


дополнительно:

Note to self: give naked dictation more often. The ideas seem to flow more freely.

https://forumstatic.ru/files/0019/e7/0f/74388.jpg
https://forumstatic.ru/files/0019/e7/0f/75739.jpg

выбирать ли прототип, насколько сильно зацикливаться на пауке, какие комиксы брать для билда и чем завтракать — целиком и полностью на вас; в наличии карла, лестер и дакен (это мой твинк, но энивей worth mentioning), неуёмные амбиции и несколько кило хедканонов по запросу. в игре успели упомянуть пару вещей, касающихся нормана (мы немножечко убили сонгбёрд по вашему поручению, а ещё в результате парочки досадных промахов мунстоун норман самую малость огорчился и приказал лестеру устранить уже её). все подробности изложу по первому запросу, но эти события, разумеется, не строго обязательные, если в ваше представление они не впишутся — так тому и быть!
для динамики конкретно озборна и софен, кажется, ничего нового не изобрела (карле нравится думать, что она умнее всех, норману иногда очень иногда нравится делать вид, будто это действительно так; необходимость подчинения карлу очень огорчает, притворяться кэрол дэнверс ей очень не нравится — озборну до этого нет совершенно никакого дела). из совсем очевидного то, что смерть нормана карле какое-то время снится чуть ли не каждую ночь, так что любовь, заботу и лояльность вам гарантирую.
всё, что в заявке упомянуто, касается исключительно thunderbolts и dark avengers, потому что вне этих ранов персонажи не пересекались; ни в коем случае не ограничиваю вас только этими событиями — это лишь один из эпизодов биографии озборна, конечно, и как поступать с прочими событиями, решать точно не мне.
если решите наведаться именно к нам — предлагаю обменяться постами; пишу в среднем 4-5к, иногда неспешно, а иногда раз в две недели (чтобы вы сразу понимали, с какими скоростями имеете дело), грамотному балансу действий и метафор — да, философским эссе вместо взаимодействия персонажей — нет.

пример игры;

this will never end 'cause I want more
more, give me more

Карла вновь стоит у кровати, на которой корчится мать, и думает о том, как эффектно поставить точку, воспользовавшись минимумом выразительных средств. Никакое изящное прощание на ум не пришло, потому она закончила всё молча. Лестер многословен — интересно, как долго он крутил эту сцену, подчинилась ли она его фантазии, проговаривает ли Карла положенные ей реплики (на этой мысли она ловит себя на желании его удивить, и желание это смехотворно — Лестер, наверное, видел сотни вариантов предсмертной бравады). Карла не хочет умереть обыденно, ничем не отличившись, а ещё, конечно, не хочет умирать. Она почти проговаривает это вслух, размыкает губы и тут же сжимает их как можно плотнее; станешь моей смертью, а свидетелем слабости не станешь, уёбок.

Объятия словно издевательски нежные: Карла смотрит в огромную пустоту, разворачивающуюся вместо воздуха и неба, солнца и облаков, и не чувствует ни тепла, ни холода, ни чужих прикосновений, и осознание контакта с чужой кожей — догадка, выстроенная на том, что Карла может увидеть, когда чужое лицо попадает в поле зрения; издевательски нежные, думает она, пытаясь отыскать насмешку или неуважение, но ничего из этого не чувствует, и даже ярость отступает в тень, откуда Лестер наверняка ухмыляется, галантно подавая руку.

— Сколько он тебе за это пообещал? — назови цифру побольше, думает Карла, не огорчай меня.
Наверное, было бы лестно, согласись Лестер убить её бесплатно. Из признательности к смерти. Из признательности к Карле.

Ей нравилось думать о том, что Лестера удалось подкупить: дерьмом из её головы, рассказами о чужих самоубийствах, взаимной ненавистью к Норману; ей не хотелось обманываться, будто это было чем-то большим, чем стоящий на пути Озборн и почти что физическая потребность в том, чтобы увидеть, как он в последний раз закрывает глаза. Ей нравилось думать, что она попала в слепое пятно, и из этого пятна она может диктовать чужому мозгу, что видеть; Лестер с радостью убил бы любого, а её не убивал — пусть даже из вынужденности — и об этом Карла думала очень часто, переваривая каждую составляющую восторга снова и снова, наяву и во сне. Ей часто снились эти мгновения перед смертью, пальцы на её шее, пистолет, приставленный ко рту, и лицо Лестера, в последнюю секунду проговаривающее «нет, не могу», и Карла никогда не уточняла, почему не может. Какая разница.

Сколько раз она сама представляла, как его убивает?
Если Лестер прижмётся поближе, то сможет посчитать.

dangling feet from window frame
will I ever ever reach the floor?

MORE - GIVE - ME - MORE

Карле кажется, что в мире сейчас нет ничего, кроме её пустого тела, пару минут назад выдавившего последние капли страха. Сколько было теорий о том, что на преагональные состояния и поджидающую смерть организм реагирует диметилприптаминовой лихорадкой. Эзотерический пиздёж, мистические откровения, бог, стёртый в белый порошок; может быть, и сейчас этот пляж и чужая голова у неё на груди — индуцированное сновидение. Сожми глаза сильнее — и всё растворится в следующей фазе сна. Карла не понимает, как узнать, что происходит на самом деле.

— Скольких людей ты убил?
Она уже задавала Лестеру этот вопрос — он пожал плечами, вернее, вообще ничего не сделал и не ответил, и Карла тогда подумала о том, что это число к нему ближе, чем любой нож, а точность определена вплоть до сотых (отрезал кусок плоти — считай, умертвил на 0,05 процента).

Сколько стоит это убийство. Скольких ты убил. Сколько раз убивал отца. Всё, что возбуждало и представляло собой интерес, превращается в цифры. Если бы Карла могла выблевать своё оскорбление, Лестер бы увидел, что она ничего не ела на ужин. Желчь жжёт горло.

— Ирония в том, что сейчас единственный — и первый — момент, когда у тебя был хоть какой-то шанс.
Ты падальщик, хочет добавить она. Мусор. Гниющая плоть. Трус.
— Часто потом будешь думать о том, насколько ты был слабее?

Умирать не хочется. Застывший ужас можно собирать с её губ вместе со слюной, запекающейся корочкой в обоих уголках рта. Не от твоей руки, думает Карла. Не так. Мы должны были ходить по краю, резать об него ноги, рассказывать о мерзком и давить злость; потом Озборн бы умер, и мы могли бы больше никогда не видеться. Воспоминания об этом никогда бы не протёрлись, сколько ни надевай их на свою голову.

— Я часто раз думала думала о том, как тебя убиваю. Для отравления ты мне слишком нравился.
Я тебе, выходит, не нравлюсь, хочет спросить Карла. Обидно.
Солнце вгрызается в глаза, режет веки, но она всё равно уже практически ничего не видит.

crushed and filled with all I found
underneath and inside.

0


Вы здесь » 23 Jump Street » PARTNERSHIP » GLASS DROP [crossover]